December 13th, 2006

але?

Про собственность.

Не подумайте плохого, конечно, но я терпеть не могу, когда мои вещи берут. Уточняю - не когда их берут и кладут на место, а берут и уносят черте куда, или ломают, или пачкают. Это нормально ведь, правда, доктор? Вы тоже этого не любите? ;)
Но это нормально не в случае нашей лаборатории. У нас даже примета есть такая: если у всех на столах пропали пинцеты, ножницы, фломастеры, дозаторы и наконечники, мусорные ведра отодвинуты черте куда, а на столах появился чужой мусор, то это значит, что наш начальник сегодня работает. Достаточно отловить его самого, чтоб вернуть из его кармана свой фломастер или пинцет, а если подумать и пронаблюдать за его перемещениями, то можно собрать половину своих вещей назад, найдя их разбросанными по пути.
Collapse )
И я этого очень, очень не люблю. Часть вещей я давно уже ныкаю, да так, что не всегда нахожу сразу сама. Часть - выбираю из тех, что меньше всего нужны остальным. Вот возьмем несчастную измерительную пробирку, или как там она называется. Всем удобно пользоваться теми, что имеют подставки и стоят на столе сами. С подставками пробирок этих - вся полка шкафа, штук 20. С моего стола прут, так как до шкафа конечно же два шага не сделать. Ок, нахожу самую дурацкую, которая не стоит, которую держать надо. Оппа, никому не нужна, полгода не прут! Ура. Пробирка спокойно лежит на моем столе, под рукой. Так нет же, кто-то таки приноровился измерять ею, начали пиздить. Вон у тебя, весь шкаф ими забит, зачем брать с моего стола самую неудобную, а? Спрашиваешь у каждого - брал(а)? Неа, говорят, и глаза такие честные-честные. После третьего раза сделала надпись несмываемым маркером "Не брать, ну уносить! Таня".
Так что бы вы думали? Приписывают лишнее, понимаешь.. видно же, что с другим нажимом, и не на месте это "Убью". Шутнички.. я тебе тоже что-нибудь надпишу, nejulia, так и знай. ;)
UPD: вспомнилось. "Влажная камера Юли". Хехех.
але?

Байка про защиту

Байка из надежного источника, так что думаю правдива. Было это еще в то время, когда не было ни презентаций на компе, ни прозрачек с пленкой, а ненаглядный материал писали на плакатах. И вот, приехал в Ленинград с периферии защищаться дядя. На докторскую, по медицине, молодой. Тут есть нюансы: если "периферийных" кандидатов защищают еще ничего, то у докторов, если они не знакомы всем-всем в Совете, защита проходит обычно довольно жестко. Во-первых, надо узнать, нормально ли все в этой работе, мы ж центр, а там что он натворил у себя в ВУЗе, неизвестно, может и фигня полная, фигни пропускать не надо. Во-вторых, центр должен быть строг. Раз он не захотел защищаться у себя и претендует на центр, значит есть задатки карьеризма и самомения, надо проверить, обоснованы ли они в таком масштабе? Ну и в третьих, молодость претендента была столь же неприлична, как у военных следующий погон задолго до срока выслуги.
В общем, Совет отрабатывает свой статус по полной. Множество вопросов, множество уточнений, критика, очень активная дискуссия. Дядя постепенно начинает злиться. Ну злишься и хрен с тобой, давай отвечай дальше, тебя ж сюда никто не тащил, так защищайся. Стенографистки печатными машинками стучат, жизнь кипит. И вот, после очередного вопроса с подвывертом диссертант начинает молча собирать свои развешанные на стенках плакаты. Собирает молча так и сворачивает аккуратными рулончиками. Ну понятно, в аффекте чувак, устал. Не знает что сказать, хочет паузу подумать, ну вопиющая наглость конечно, но что ж теперь.. все молчат. И вот, собрал он последний плакатик в рулончик, разворачивается к залу, и громко говорит:
- А знаете что.. пошли вы все на хуй!
И начинает уходить. В зале тишина. Гробовая. Потом голос председателя:
- Поступило предложение последнюю фразу диссертанта не вносить в протокол. Кто за?
Единогласно. Поймали его. Поржали дружно. Защитился, ни одного голоса против не собрал. ;)